РОК-ХИТЫ

IP-Orchestra: страну ленинградит

А еще кобейнит, земфирит, мумитроллит, нирванит, аукцыонит, скорпионит, битломанит… В общем, это очень большой список, в котором только легендарные имена. За два концертных часа перед зрителями стремительно проносится густонаселенная рок-комета, которая движется по орбите классической музыки. Любите ли вы рок так, как не любят его поклонники классики? Любите ли вы классику так, как презирают ее многие рокеры? Но мало, кто способен «приготовить» их так, чтобы вывернуть понятия о жанрах и стилях наизнанку, смешать все до состояния взрыва и сделать из этого шедевр. IP-Orchestra: они сумасшедшие? Да, если сводят с ума. И - нет, если их понимают.

Подробная информация...
Расписание мероприятия:
  • 27 февраля, понедельник
    19:00 Огни Уфы
    ул.50 лет Октября, 19
    от 700 руб.

IP-Orchestra: страну ленинградит

А еще кобейнит, земфирит, мумитроллит, нирванит, аукцыонит, скорпионит, битломанит… В общем, это очень большой список, в котором только легендарные имена. За два концертных часа перед зрителями стремительно проносится густонаселенная рок-комета, которая движется по орбите классической музыки. Любите ли вы рок так, как не любят его поклонники классики? Любите ли вы классику так, как презирают ее многие рокеры? Но мало, кто способен «приготовить» их так, чтобы вывернуть понятия о жанрах и стилях наизнанку, смешать все до состояния взрыва и сделать из этого шедевр. IP-Orchestra: они сумасшедшие? Да, если сводят с ума. И - нет, если их понимают.

«Наши рок-хиты» - это не просто рок в исполнении симфонического оркестра. Это полумистическая встреча рок-легенд прошлого и настоящего веков, обмен энергиями и образами настоящего и прошлого, окно между мирами. «Земфира», «Аквариум», «Кино», Nirvana, The Beatles, Queen, «Мумий Тролль», Muse и «Ленинград» на одной сцене. То, отчего «качает» уже полстраны. У симфороковой концепции, придуманной композитором и дирижером Игорем Пономаренко, сейчас десятки клонов. Но, как это обычно бывает, оригинал всегда один.

«Пусть качает весь зал»

Это интервью идет несколько месяцев. Пока у оркестра продолжается большой гастрольный тур по России и странам бывшего СНГ, в паузах мы беседуем с создателем и лидером проекта IP-Orchestra. Игорь Пономаренко работал с Питером Гэбриэлом, выступал на одной сцене с Шинейд О’Коннор и Led Zeppelin, а сейчас руководит несколькими коллективами в Санкт-Петербурге, преподает и пишет музыку для театральных постановок.

- Игорь Леонидович, гастрольный тур IP-Orchestra начался со Смоленска, с тех пор вы побывали в Крыму и не только там. Как изменилась концертная программа за это время?

- Поначалу она была немного половинчатой, чуть-чуть сырой, но теперь все выстроилось так, как мы хотели. Мозаика постепенно сложилась: за эту программу я спокоен.

– Как она рождалась?

- Сериями, не по одному произведению. Мы выбираем «костяк» композиций, которые хотим исполнять. А потом из этой группы произведений лепится палитра целого концерта. Что-то остается, что-то отсеивается: вот это оставим, а вот это забудем, как страшный сон (смеется).

- Кто подбирает произведения? Что, допустим, в программе будет именно «Nothing else matters» Metallica, «Искала» Земфиры, «Я свободен» Кипелова и так далее…

- Все подбираю я сам. Режиссера у нас нет. Но нет и моего давления, деспотизма. Музыканты свои идеи тоже предлагают, я к ним прислушиваюсь. Собственное мнение и эмоции нужно контролировать: я стараюсь слышать людей… Хотя считаю, что начальник может быть только один и последнее слово всегда за мной.

- В этой программе есть знаковые вещи лично для вас: то, от чего самого дирижера, грубо говоря, колбасит?

- Я стараюсь избегать предпочтений, иначе это будет не честно. Иначе программа должна состоять только из моих любимых вещей, а это неправильно. Каждая вещь – жемчужина. Нужно чутко относиться ко всему, что ты исполняешь. А насчет «колбасит»… Меня колбасит от того же, от чего качает весь зал.

«У нас крадут. И нам радостно»

- Вы говорили, что гастрольный тур «Наши рок-хиты» предваряет большую премьеру в Питере…

- Да, эту программу мы оттачиваем к питерской премьере концерта. Она пройдет в Петербурге 1 октября.

- Публике все нравится?

- В основном, да. Мы прислушиваемся. Публика – не дура. Ей не нужно караоке. Ей нужна сложная, качественная аранжировка. Ей хочется слышать талантливые вариации на тему. В этой программе изысков много – и много простора для мысли.

- Что скажете по поводу того количества оркестров, которые копируют «Наши рок-хиты» вплоть до изображений на афишах?

- Не могу говорить плохо о коллегах. Пусть судят зрители. Раз идет клонирование и, если занимаются им коллективы довольно известные, - это просто означает, что нам пора сходить с темы рок-хитов и придумывать что-то другое. Копии – это нормально. Когда кто-то или что-то становится популярным, оно будет тут же подхвачено другими и мало, кто спросит разрешения. Понимаете, мы не занимаемся коммерцией и никого не пытаемся копировать. Я пока не нашел, у кого из коллег можно что-то украсть. А у нас крадут: и нам радостно. Значит, мы немножко впереди. На самом деле, я намного сильнее протестую против того, чтобы кто-либо использовал солистов в попытках «реанимировать» мировых легенд музыки и заработать на этом деньги, - как сейчас делается в рамках самых разных телешоу. Допустим, выходит на сцену певец и поет, как Майкл Джексон. А зритель в зале сидит и размышляет – похоже, или не похоже. Чтобы все было по-настоящему, оригинально, лучше исполнять эту музыку другими средствами. Тогда она получает шанс на новую жизнь. Думаю, что сейчас только симфонический оркестр может дать этот шанс. Да так, что зритель раскроет душу и сразу – «люблю!».

- Вы сами-то любите рок?

- Никогда раньше не увлекался, хотя и много слушал, был хорошо знаком со многими рок-музыкантами мирового уровня: с Питером Гэбриэлом, с Led Zeppelin. Мы вместе проехали всю Америку, все фестивали, жизнь на радиостанциях кипела… Но я не был поклонником рока и не отличался тем, что мог спеть с пол-оборота какую-то песню на английском языке. Хотя мои одноклассники, однокурсники увлекались. И да – пришло время, я оказался одним из тех, кто однажды услышал рок по-другому и сказал: «Да это же офигенно!» Его нужно исполнять, открывать вторую молодость. Вы услышите сегодня в программе хит «Ольстер» полузабытой теперь группы «Автограф». Помню ее очень хорошо. Когда приехал поступать в консерваторию, жил тогда в общежитии, и мой сосед по комнате наигрывал эту песню на рояле. И вот когда мы начали делать эту программу, я вспомнил: ведь была же такая клевая песня! Нашли ее, сделали… В итоге, роскошная симфоническая история получилась.

- Это правда, что в зарождении проекта IP-Orchestra виноваты арабские шейхи?

- Да, была такая история. Когда я работал в Дубае, меня нашли советники одного шейха и попросили подготовить для большого мероприятия оркестровый саундтрек из «Матрицы». С этого все и началось.

«Люди спасаются в концертных залах»

- Как IP-Orchestra переживает кризис? Многие гастролирующие коллективы сейчас распадаются именно из-за финансовых проблем.

- Мы абсолютно нормально переживаем кризис. Концертный график расписан практически на каждый день: отмен, как правило, не бывает. Удается даже повышать ставку: делать хотя бы небольшой, но плюс к гонорарам музыкантов. И вообще, я думаю, что кризис уже миновал. На самом деле его нет в реальности: это понятие виртуальное, живущее больше в головах, в страхе людей перед жизнью. И от этого страха они спасаются в концертных залах, получая те положительные эмоции, которые лечат… И за это «лечение» отвечаем мы.

- Часто на концертах делаете селфи вместе с залом?

- Да, мы любим похулиганить. Часто прошу зрителей включить телефоны, зажечь огоньки – специально для такого селфи делаем паузы. Зал в темноте, полный огней – это так красиво! Если кто-то хочет петь, пусть поет. У нас демократичные концерты.

Просто хороший человек - Питер Гэбриэл

- Вы сказали, что работали на Западе с мировыми рок-звездами… Так что это за человек – легендарный Питер Гэбриел, с которым вы вместе гастролировали по Америке?

- О, это было давно, еще в прошлом веке! Мы тогда попали на фестиваль, который устраивал Питер… Это очень простой, хороший и вместе с тем культурный человек, большой выдумщик, очень креативный. Не похож на рокера вообще! Без всяких понтов и снобизма. Ни разу не было такого: вот я звезда, а вы никто. Я получал огромное удовольствие от встреч и поездок с ним. Не раз он даже объявлял нас со сцены. Все было по-настоящему, без дешевых понтов, прекрасно и спокойно. Вместе проехали много стран. Благодаря Питеру, выходили на самые классные площадки Америки. То, что именно он нас представлял, работало стопроцентно: так бы на нас никто не обратил внимания, а тут раз – и все сбежались (смеется). На Западе вообще умеют продвигать таланты. В будущем я вижу именно в этом свою миссию: помогать людям, по-настоящему талантливым, говорить о себе миру. Не ради денег, а просто потому, что кому-то же нужно бороться с засильем коммерции. Кругом сейчас столько г****, что обязательно нужно ему как-то противодействовать. Ведь это г**** сейчас выносит на сцену то, чего там быть не должно. Будем молиться, чтобы получилось справиться.

- Но многие поступают проще: не нравится в России – уезжают за границу, к хорошим условиям, туда, где «правильный» шоу-бизнес.

- Это самообман. Я искренне считаю, что дома лучше всего. Не понимаю, как можно бросать Родину, уезжать насовсем. Мое место здесь. Я настроен патриотично, в эмиграцию не собираюсь.

Я - легенда

- Как вы думаете, что нужно сделать, чтобы стать легендой?

- Нужно прожить жизнь. Которая должна превратиться в легенду. Я иногда думаю: в жизни уже столько пройдено, столько сделано… Может, я уже легенда? (смеется). Но ведь нет. Вообще, лучше об этом не думать. Суть в том, чтобы реализоваться. А если в чем-то грешен, то постараться на земле чем-то хорошим покрыть свои грехи.

- Если вспомнить программу IP-Orchestra «Киномузыка», с которой вы гастролировали еще недавно… Вам, как композитору, заказывали когда-нибудь музыку для кино?

- Я бы хотел, но пока такой случай не представился. Вообще, в наши дни киномузыка и кинопроизводство в целом стали обычным коррумпированным бизнесом, куда не пропускают никого, кто к этому не причастен. Эпоха зацепиных, петровых – она в прошлом. Всякие однодневки пишут абсолютную дрянь, и думать об этом страшно.

- Музыка, которую вы пишете сами: какая она?

- Я пишу для театра. Для спектаклей, которые идут в Петербурге, Самаре, Екатеринбурге… Это не очень сложные классические произведения, такая легкая театральная музыка. Я понимаю, что, раз уж учился композиции в консерватории, то мог бы писать и более монументальные вещи. Но пока что этот адский домашний труд меня не влечет. Я вполне счастливый человек: у меня есть два оркестра, ансамбль. Я люблю сцену и мне хочется чувствовать дыхание зала.

- Если мыслить глобально: к чему движется проект IP-Orchestra? Что будет дальше?

- Весной будет 2 года, как мы гастролируем. После премьеры «Наших рок-хитов» в родном Петербурге снова предстоит очень плотный график гастролей: дадим около 20 концертов, без перерывов, переезжая из города в город, от Калининграда до Читы и Норильска. Да, это тяжело: но как ты иначе поймешь, что людям нравится, а что нет? Что цепляет, а что лучше отбросить, как балласт? Постепенно формируется шоу, добавляются какие-то технические «примочки». Хочется создать авторскую программу, ее новый узнаваемый вид и смысл. То, что с нами происходит – это работа над брендом. Чтобы люди во всех городах, только лишь увидев нашу афишу, сразу узнавали нас. Чтобы доверяли нам. Но для этого нужно будет как следует поработать еще как минимум года три.

Как купить билеты:
Отмены и переносы: